Инвестиции в развитие титанового гиганта составят 56 млрд рублей

Новости титанового проката

22.02.2015

Инвестиции в развитие титанового гиганта составят 56 млрд рублей

Корпорация ВСМПО-АВИСМА увеличивает объемы производства Семьдесят процентов продукции корпорации ВСМПО-АВИСМА идет на экспорт. Между тем минувший год прошел под знаком западных санкций и общей «турбулентности» экономики. Удается ли корпорации в этих условиях продолжать намеченный полет, как решает она проблему поставок сырья и привлечения капитала, «ФедералПресс» рассказал генеральный директор ВСМПО-АВИСМА Михаил Воеводин. 

Михаил Викторович, подводя итоги прошлого года, многие российские промышленники вспоминают экономические санкции. Как они сказались на результатах работы вашей корпорации? 

Год был для нас непростым, мы не ожидали такого резкого увеличения спроса на нашу продукцию. Дело в том, что большая часть продукции ВСМПО-АВИСМА идет на экспорт – 70 %. Турбулентность на мировой арене привела к тому, что наши основные заказчики – это мировые авиапроизводители, и американские, и европейские – захотели создать склады, причем на своей территории. Объем заказов резко вырос. Мы радовались большому заказу, но выполнить его было нелегко. 

Что удалось сделать? 

К сожалению, заказ успели сделать не полностью, тем не менее поставили свой внутренний корпоративный рекорд. На 10–12 % превысили производственные показатели по штамповкам – это наш топ-продукт, и на 7–8 % – по плоскому титановому прокату. Последний, может быть, и не является топ-продуктом с точки зрения мирового спроса, но очень востребован нашими покупателями, в первую очередь авиастроителями. Полному выполнению заказа помешал недостаток мощностей. Такой рост объемов мы планировали только через два года, думаю, тогда были бы к нему готовы. В 2014 году не смогли так резко ускориться, но наверстаем. Получается, спасибо надо сказать санкциям? Сегодняшняя курсовая разница на руку крупным экспортерам. В начале года шли разговоры о дальнейших перспективах сотрудничества ВСМПО-АВИСМА с тем же Boeing. В результате объемы поставок даже увеличились, контракт продлен до 2022 года. 

Вы сказали, что возросший спрос обеспечили западные заказчики, выходит, он совсем не связан с российской программой импортозамещения? 

Действительно, это так. Спрос в 2014 году и в 2015 году увеличился за счет западных заказчиков. Но российский спрос удивил нас несколько раньше – три года назад. Сегодня РФ покупает столько титана, сколько никогда не было после 1991 года. И это показатель развития нашей российской высокотехнологичной продукции, потому что титан используется только как материал для высокотехнологичных изделий, и это не может не радовать. Весь титан на Sukhoi Superjet российский, наш. Кроме того, мы на 40 % удовлетворяем потребности в титане Boeing, на 60 % – Airbus и на все 100 % Embraer. И, повторю, они планируют увеличивать объемы заказов. Дело в том, что в авиастроении начинают широко использовать композиты, а они требуют замены стали на титан. 

Для этого потребуется увеличить мощности, привлечь новые инвестиции? 

Да, мы занимались этим и в прошлом году, решаем эти вопросы и в нынешнем. Думаю, будем готовы увеличиться на 30 % к 2017–2018 годам. 1,5 млрд долларов в развитие мы уже вложили. На последующие три года, включая 2015 год, мы планируем проинвестировать 56 млрд рублей. 

Ждут ли инвестпрограмму изменения в 2015 году? 

Инвестпрограмма – это не что-то застывшее, отлитое в бронзе. Мы корректируем ее каждый год и еще несколько раз в течение года. Однако в 2015 году она вряд ли претерпит изменения. В этом году мы подводим к финалу ряд очень крупных инвестиционных проектов. Три из них завершатся в первом и втором кварталах года, четвертый проект подойдет к концу в декабре 2015 года или в начале 2016-го. 

 Как вы считаете, кризис 2008 года позволил россиянам извлечь какие-то уроки? 

Если говорить о корпорации, хорошо, что был первый кризис, – таким образом мы были подготовлены ко второму, хотя, повторю, сейчас мы в очень хорошем положении, нас кризис пока не коснулся. Единственная проблема, с которой ВСМПО сталкивается в рамках вот этих «турбулентностей», – это проблемы с внешним финансированием, потому что исторически, с 2009 года, нашим основным финансовым партнером являются иностранные банки. В этой сфере мы почувствовали результат санкций, но это санкции не против ВСМПО, а против РФ в целом. Для корпорации лимит есть, но нет лимита для России. С этой проблемой столкнулись в четвертом квартале прошлого года. Угроза со стороны авиаконцернов тоже есть – в том смысле, что цены на авиабилеты растут, объем перевозок падает, уже есть сообщения, что некоторые авиакомпании банкротятся. По логике, тогда следует планировать не рост, а сокращение объемов производства титана. Основным потребителем титана внутри авиаконцернов являются новые самолеты. Такие «правильные» производители более эффективны, поэтому даже если мировой кризис будет развиваться, передовые авиакомпании все равно продолжат покупать новые самолеты. А новые самолеты наиболее «титаноемкие». Хотя сейчас, по-моему, ярких примет мирового кризиса нет, и мировые авиаперевозки не сильно сокращаются. 

Ставка банковских кредитов выросла до 25–30 %. Вы готовы кредитоваться под такой высокий процент? 

При ставке 25 % трудно говорить о каком-то развитии промышленного предприятия, такой рентабельности нет. Корпорация ВСМПО-АВИСМА, являющаяся по сравнению с черной металлургией высокорентабельным бизнесом, тоже не может позволить себе такие ставки. Необходима антикризисная программа поддержки российской промышленности. 

Из каких источников формируется инвестиционная программа ВСМПО-АВИСМА? 

Пропорция такова: 40 % – собственные средства, 60 % – заемные. Из заемных средств 80 % – деньги западных банков, а 20 % – Сбербанк. 

В прошлом году было много сообщений о возможных сбоях поставок сырья с Украины, об угрозе затопления рудника на «Уралкалии». Насколько реальна угроза сырьевой безопасности корпорации? 

Проблемы с поставками сырья преувеличены. Одно дело – угроза сбоя, другое дело – сам сбой. У нас не было перебоев в поставках украинского ильменита, они до сих пор продолжаются. Но мы всегда ведем диверсифицированную политику закупок и у нас всегда есть второй, третий, и даже пятый вариант получения материала для нашего основного производства. Поэтому нет рисков ни с ильменитом, ни с карналлитом, который мы сегодня получаем от «Уралкалия». Российский поставщик карналлита подтвердил, что в течение 2015 года мы получим необходимые объемы сырья. Кроме того, у нас всегда есть и запасные варианты. 

Вы упомянули крупные инвестпроекты этого года. Какие конкретно новые мощности планируется ввести в 2015 году? 

В этом году мы вводим суперсовременный плавильный цех, который позволит нам увеличить почти в два раза наши мощности по выплавке суперчистого титана. Он используется, в первую очередь, в роторных деталях. В этом же году начнет работу новый кузнечный комплекс, который позволит нам увеличить производство штамповок. А в конце года надеемся ввести новый кольцераскатной стан, который даст нам мощности и по штамповкам, и по кольцам, и по катушкам. В 2015 году планируем закончить строительство и начать работу нашего совместного предприятия с Alcoa в Самаре. 

Многие компании – например, АвтоВАЗ – говорят о сокращении персонала. Есть ли у вас подобные планы? 

У нас планы противоположные. Дефицит персонала мы ощущаем, начиная с 2012 года. Растущая потребность в кадрах радует, но удовлетворить ее непросто. Безработица в Верхней Салде 0,7 % – одна из самых низких в РФ. Пока мы решаем эту проблему на уровне Свердловской области и нашего Горнозаводского округа. Приглашаем работников не только из Верхней Салды, но и из Нижней Салды, Нижнего Тагила, Алапаевска – собираем по всему нашему региону. Кстати, в конце прошлого года к нам приехало 200 украинских беженцев, которые трудоустроились на нашем предприятии. Могу сказать, что мы очень довольны работой украинцев. 

Стратегическая цель корпорации – увеличение выпуска продукции с высокой добавочной стоимостью. Насколько удалось к ней приблизиться? 

Как я говорил, количество штамповок с механообработкой за последние шесть лет удвоилось, через два года этот показатель вырастет в четыре раза. Сегодня продукция с наивысшей степенью добавочной стоимости занимает в нашем производстве уже 28 %. Но это далеко не предел – планируем увеличить ее выпуск до 40 %.

Источник:http://fedpress.ru/news/press_center/interview/1422863733-investitsii-v-razvitie-titanovogo-giganta-sostavyat-56-mlrd-rublei

Возврат к списку